ЭПИЛОГ.




МИ-6 потратила огромные средства британских налогоплательщиков, пытаясь не допустить, чтобы я подал иск на их ведомство в Апелляционный суд по трудовым спорам или оповестил общественность о том, каким образом неподотчетная деятельность спецслужб отразилась на моей судьбе. Мои невзгоды - яркий пример того, какой вред способна нанести закрытая организация неугодным ей людям, безнаказанно попирая их гражданские свободы. МИ-6 преследовала меня в судебном порядке и сажала в тюрьму на основании законов, которые в докладе ООН по правам человека в Великобритании от 20 июля 2000 года были подвергнуты резкой критике. Нарушая законы, регулирующие принципы свободы слова в цивилизованном обществе, МИ-6 неоднократно добивалась - за немалые деньги - вынесения судебных запретов в отношении меня как в Великобритании, так и в других странах - Швейцарии, Германии, США и Новой Зеландии, догадываясь, что я не располагаю средствами, позволяющими мне искать справедливости в суде. Меня арестовывали и задерживали в общей сложности одиннадцать раз на территориях Великобритании, Франции, Новой Зеландии, США, Швейцарии, Германии, Монако и Италии, и каждое задержание использовалось как удобный предлог для изъятия ценных личных вещей, которые мне так и не были возвращены. На их исследование Специальная служба потратила тысячи человеко-часов. Используя свои связи в разведслужбах дружественных государств, руководители МИ-6 добились того, что мне запретили въезд во Францию, США и Австралию, опять-таки верно предположив, что из-за ограниченности в средствах я не стану обжаловать эти решения.

X X X
Перед правительством МИ-6 ни разу не отчиталась в обоснованности столь непомерных затрат. А с какой стати, если МИ-6 неподотчетная организация? Ее руководители уклончиво заявляют, что мои попытки обратиться в Апелляционный суд по трудовым спорам якобы "ставят под угрозу национальную безопасность", и все государственные ведомства, а также спецслужбы других стран немедленно бросаются им на помощь. Эти голословные утверждения никогда не подкреплялись никакими доказательствами, ни разу не было дано никаких объяснений по поводу того, каким именно образом мои действия "ставят под угрозу национальную безопасность". (Зато, когда недавно один из их сотрудников, напившись в баре, потерял портативный компьютер, а еще один, заснув в поезде, посеял свой портфель, МИ-6 со всей серьезностью стала уверять граждан, что утрата секретных документов "не нанесет никакого ущерба безопасности страны".).

X X X
Направленные против меня происки МИ-6 с целью защиты "национальной безопасности" имели обратный эффект. Привлекая иностранные разведки к гонениям на меня, представители службы уведомляли их о моем местонахождении. Некоторые иностранные спецслужбы тут же спешили воспользоваться моим бедственным положением, пытаясь выудить у меня сведения о МИ-6. Таким образом, МИ-6 просто подтвердила, что она больше заинтересована в причинении мне всякого рода неудобств, вплоть до тюремного заключения, чем в сохранении государственных тайн, которыми, как предполагается, я владею.
МИ-6 не может найти достойной причины для оправдания своих издержек в целях "зашиты национальной безопасности". В эпоху "холодной войны" ставки были достаточно высоки, что, возможно, давало этому ведомству основания нарушать права и свободы граждан ради сохранения строгой секретности. Однако "холодная война" окончилась больше двадцати лет назад. МИ-6 стала искать приложения своим талантам на новом поприще, переключившись на борьбу с распространением ядерного и биологического оружия, с организованной преступностью, "отмыванием" денег и торговлей наркотиками. Все это - потенциальные источники опасности для Великобритании, но на протяжении многих лет они входили в сферу компетенции полиции, таможенной службы и открытой дипломатии, которые успешно справлялись со своими обязанностями. МИ-6 пытается узурпировать эти новые сферы деятельности, отбирая хлеб у других государственных ведомств, хорошо знающих свое дело, но при этом не желает расставаться с психологией, выработанной в период "холодной войны". Чиновники МИ-6 даже не стремятся избавиться от зловредных побочных явлений - следствия чрезмерной секретности и отсутствия подотчетности, - низкой эффективности, негодных механизмов принятия решений, высокомерного стиля руководства. И ей это сходит с рук, потому что, несмотря на все перипетии последних лет, МИ-6 по-прежнему вызывает восхищение у представителей влиятельных кругов британского общества и пользуется непререкаемым авторитетом среди чиновников Уайтхолла. И против моей книги МИ-6 выступила вовсе не потому, что в ней содержится некая угроза национальной безопасности. Она не поскупилась в средствах из страха, что книга моя развеет мифы, окутывающие это учреждение.
На протяжении всей этой бесславной бойни я неоднократно пытался полюбовно договориться с МИ-6 через своих адвокатов Уоррена Темплтона в Новой Зеландии, Анн-Софи Леви во Франции, Джона Уэдхема и позже Мадлен Эбас в Великобритании. Я просил об одном - чтобы было вынесено независимое заключение относительно правомочности и справедливости решения о моем увольнении. В течение последних пяти лет МИ-6 могла бы в любое время урегулировать этот конфликт, стоило кому-то из ее уполномоченных снять телефонную трубку и вступить в открытый честный диалог ради реализации этого элементарного гражданского права. Они же просто дразнили меня, держа на поводке, и если вступали в переговоры, то вовсе не с искренними намерениями найти приемлемое решение, а лишь для того, чтобы цинично выведать мои планы и узнать, где я нахожусь в данный момент. Полученные сведения, которые я сообщал им по доброй воле, они вероломно использовали против меня, склоняя полиции иностранных государств к принятию карательных мер в отношении меня или конфискации моего имущества.
Своей дорогостоящей тактикой МИ-6 лишь загнала меня в угол, вынуждая отбиваться. Мне пришлось покинуть Великобританию и искать приюта за границей, перебираясь из страны в страну, раз в несколько месяцев меняя место проживания. По милости британских спецслужб, активно пытающихся лишить меня всяких средств к существованию, я фактически не могу устроиться на интересную работу. Как это ни смешно, но они сами же подталкивают меня к опубликованию данной книги. У меня просто не осталось выбора. Когда история моей жизни получит широкую огласку, МИ-6 будет трудно доказать, что я действительно представляю серьезную угрозу для общества, и на основании этого требовать от полиции и спецслужб других государств принятия санкций в отношении меня как "террориста". Надеюсь, публикация этой книги положит конец затянувшемуся конфликту между мною и МИ-6 и впредь я смогу жить спокойно.
Я решил сначала опубликовать книгу в Интернете, - это единственный способ обойти запретительные меры МИ-6 и противостоять ее прочим вероломным методам борьбы. Практически сразу, же, после того как я послал свою рукопись в одно из британских издательств, "Форт истейт", туда нагрянула полиция и конфисковала редакционные компьютеры. В результате "Форт истейт" отказалось публиковать мою книгу, а все остальные британские издательства были предупреждены, что их ожидают серьезные неприятности как законного, так и незаконного характера, если они попытаются пойти наперекор МИ-6. Я обратился с предложением к одному из американских издателей, и ему не замедлили нанести зловещий визит люди из ФБР, действовавшие по поручению МИ-6. Они убедили его отказаться от данного проекта. Далее ФБР завербовало некоего литературного агента в своей стране, чтобы тот снабжал их сведениями о моих планах и водил меня за нос, вынуждая впустую тратить время и деньги. Издателей в Австралии и Новой Зеландии, которым я предлагал свою книгу, постигла аналогичная участь: все они имели неприятные разговоры с представителями спецслужб своих стран. Даже швейцарский литературный агент, которому поначалу удалось пристроить мою книгу, вскоре стал жертвой сурового судебного запрета и был вынужден отказать мне в своих услугах. Я также трижды предлагал подвергнуть рукопись данной книги освидетельствованию в МИ-6 на предмет выявления в ней сведений, наносящих ущерб национальной безопасности, на что мне отвечали письмами с угрозой заключить меня в тюрьму или же просто использовали мое признание о существовании рукописи как повод для изъятия моих компьютеров.

X X X
Подобное разбазаривание денег, времени и людских ресурсов было бы невозможно, если бы МИ-6 была подотчетна правительству. Корень зла кроется в убежденности чиновников МИ-6 в том, что их организация стоит над законом, и этот принцип кратко сформулирован в тезисе начальника департамента кадров: "Шефу никто не указ". Будь Шеф разведслужбы подотчетен кому-либо, он постарался бы обеспечить департамент кадров квалифицированными специалистами, которые разбираются в трудовом законодательстве и обеспечивают строгое соблюдение законодательных норм. (Скандал в связи с книгой "Поимка шпиона", разразившийся в 1980 году, тоже был спровоцирован некомпетентностью кадровиков: МИ-5 отказалась учитывать предыдущий стаж работы Питера Райта в другой сфере государственной службы, чем вызвала его резкое недовольство). Трата денег налогоплательщиков на карательные меры против таких "паршивцев", как я или Райт, отнюдь не поможет избежать повторения аналогичных фарсов в будущем. Нужно просто не допускать подобных конфликтов, осуществляя грамотную политику в системе кадров. Это станет возможно только тогда, когда Шеф разведслужбы, да и вся деятельность данного ведомства будут подотчетны правительству, избранному демократическим путем.
Шаг вперед в этом направлении был сделан, когда Комитет парламента по вопросам разведдеятельности и госбезопасности под председательством Тома Кинга был наделен ограниченными полномочиями проверять работу спецслужб. В сущности, парламентскому комитету отвели роль консультативного органа, и все попытки Кинга расширить эти полномочия встречали отпор со стороны руководства МИ-6, игнорировавшего его рекомендации. В 1998 году в своем ежегодном отчете премьер-министру Кинг высказал несколько критических замечаний в адрес МИ-6, в том числе, косвенно ссылаясь на меня, указал, что "скандальные происшествия последних лет, имевшие место по обе стороны Атлантики, подчеркивают необходимость принятия ряда эффективных мер по урегулированию насущных проблем в системе кадровой политики". Кинг имел в виду также дело Эдварда Ли Говарда, который был уволен из ЦРУ без объяснения причин и был вынужден искать убежища в Москве, после того как его бывший работодатель жестко подавил все его попытки опротестовать несправедливое решение. Но руководители МИ-6, игнорируя рекомендации Кинга, не принимая во внимание ошибку, допущенную ЦРУ, продолжали применять ту же контрпродуктивную тактику в отношении меня и на протяжении всего 1999 года. В отчете за 1999 год господин Кинг повторил свою рекомендацию, но уже более настоятельно и с прямой ссылкой на меня, выделив жирным шрифтом строчку: "Мы считаем, что нельзя отказывать в праве на обращение в Апелляционный суд по трудовым спорам". МИ-6, так и не прислушавшись ни к его критике, ни к советам, отказалась признать за мной это право. И руководство МИ-6 будет пренебрегать рекомендациями Кинга до тех пор, пока не будут радикально пересмотрены система организации разведывательной службы и Закон о сохранении государственной тайны.

X X X
Закон о сохранении государственной тайны следует немедленно упразднить и вместо него принять Закон о свободе информации, аналогичный правовым актам, действующим в Австралии и Новой Зеландии, и закон этот должен содержать четкое определение понятия "национальная безопасность". Вместо руководителей ведомств МИ-6 и МИ-5 следует учредить пост единого руководителя спецслужб, причем на эту должность необходимо назначить человека, ранее не служившего в разведке, который не проникся духом тотальной секретности и укрывательства. Он должен быть полностью подотчетен Специальному комитету парламента. Только тогда можно говорить об установлении демократического контроля над спецслужбами. Более того, новому руководителю следует разработать и реализовать план слияния двух разведывательных служб в единое ведомство, которое следует переименовать - хотя бы в Службу безопасности и разведки Великобритании. Держать в стране два дорогостоящих самостоятельных разведуправления - службу внешней разведки и службу внутренней разведки - столь же нелепо и бессмысленно, как делить систему здравоохранения на мужскую и женскую.
Слияние двух разведуправлений в единый организм ни в коей мере не нанесет ущерба национальной безопасности страны. Подобный механизм прекрасно работает и в США, и в Канаде, и в Новой Зеландии. Напротив, национальная безопасность только выиграет, оттого что подотчетное правительству ведомство быстро наведет порядок в своей системе администрирования, исключающий многочисленные провалы в сфере разведдеятельности, которые потерпела наша страна в последние пять лет.
Я не знаю, как поведет себя МИ-6 после публикации этой книги. Хочется надеяться, что реакция будет положительная и ее руководители наконец-то начнут устранять явные недостатки в своей работе во избежание повторения случая, аналогичного моему. К сожалению, опыт прошедших лет показывает, что рассчитывать на их благоразумие не приходится. Скорей всего они опять бросятся растрачивать общественные деньги на то, чтобы воспрепятствовать распространению книги, конфисковать доходы от распроданных тиражей и, возможно, даже попытаются добиться моего ареста и выдачи Великобритании. В оправдание этих новых затрат они через своих мягкотелых друзей в правительстве и парламенте распространят злостные слухи о том, что меня уволили за "неблагонадежность" и "недостойное поведение" (интересно, почему они не стали обосновывать эти "причины" в Апелляционном суде по трудовым спорам?), и поручат I/OPS подкинуть в газеты голословную информацию о том, что я - "предатель", "продававший секреты" и "ставивший под угрозу жизни агентов службы". На самом деле мстительные попытки этого учреждения воспрепятствовать опубликованию моей книги никоим образом не продиктованы необходимостью защитить какие-то важные секреты, - ведь я оставил службу шесть лет назад, да и тогда не имел доступа к каким-то сведениям особой важности, - просто контора не желает огласки собственных неуклюжих действий, связанных с моим увольнением, и неумелых попыток не допустить проведения беспристрастного судебного разбирательства по моему делу.
А ведь служба МИ-6 могла бы избавить себя от всех этих трудов, юридических баталий и трат значительных сумм за счет британских налогоплательщиков, если бы согласилась принять от меня одно простое обещание. Я добровольно вернусь в Великобританию, передам на благотворительные цели все средства, полученные за эту книгу, соглашусь с любыми юридическими обвинениями, которые МИ-6 пожелает выдвинуть против меня, и даже, если придется, снова сяду в тюрьму, - но при одном условии: сначала мой иск против МИ-6 рассмотрит Апелляционный суд по трудовым спорам. Если бы служба МИ-6 была благородным и справедливым учреждением, которое воистину заинтересовано в защите национальной безопасности и привыкло отчитываться за расходуемые им бюджетные средства, мое предложение было бы с радостью принято. Но я хорошо знаю МИ-6 уже почти десять лет - сначала служил в этом ведомстве, затем стал для него объектом преследования, - и потому сильно сомневаюсь, что оно примет мое предложение.
назад: ГЛАВА 15. <<

Ричард Томлинсон. Большой провал. Раскрытые секреты британской разведки MI-6
   ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ.
   ГЛАВА 1.
   ГЛАВА 2.
   ГЛАВА 3.
   ГЛАВА 4.
   ГЛАВА 5.
   ГЛАВА 6.
   ГЛАВА 7.
   ГЛАВА 8.
   ГЛАВА 9.
   ГЛАВА 10.
   ГЛАВА 11.
   ГЛАВА 12.
   ГЛАВА 13.
   ГЛАВА 14.
   ГЛАВА 15.
   ЭПИЛОГ.